Заявление президента Обамы об окружающей среде и экономике 26 января 2009 г. - История

Заявление президента Обамы об окружающей среде и экономике 26 января 2009 г. - История



We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.

Выступление президента о рабочих местах, энергетической независимости и изменении климата Восточный зал Белого дома 26 января 2009 г.

Доброе утро. Прежде чем начать сегодняшнее объявление, я хочу сказать несколько слов об углубляющемся экономическом кризисе, который мы унаследовали, и о необходимости безотлагательных действий.

За последние несколько дней мы узнали, что Microsoft, Intel, United Airlines, Home Depot, Sprint Nextel и Caterpillar сокращают тысячи рабочих мест. Это не просто цифры на странице. Как и в случае с миллионами рабочих мест, потерянных в 2008 году, это работающие мужчины и женщины, чьи семьи были разрушены и чьи мечты были отложены.

Мы в долгу перед каждым из них и перед каждым американцем действовать с чувством неотложности и общей цели. Мы не можем позволить себе отвлекаться и не можем позволить себе задержек. И именно поэтому я с нетерпением жду подписания Плана восстановления и реинвестиций Америки, который заставит миллионы американцев работать и заложит основу для стабильного роста, в котором нуждается наша экономика и которого требует наш народ. Настали необычные времена, и они требуют быстрых и необычных действий.

В то время, когда Америка сталкивается с таким серьезным вызовом, ни один вопрос не является более важным для нашего будущего, чем энергия. Зависимость Америки от нефти - одна из самых серьезных угроз, с которыми столкнулась наша страна. Он финансирует диктаторов, платит за распространение ядерного оружия и финансирует обе стороны нашей борьбы с терроризмом. Это ставит американский народ во власть изменения цен на газ, подавляет инновации и ограничивает нашу конкурентоспособность.

Эти неотложные угрозы нашей национальной и экономической безопасности усугубляются долгосрочной угрозой изменения климата, которая, если ее не остановить, может привести к насильственным конфликтам, ужасным штормам, сокращению береговой линии и необратимой катастрофе. Это факты, и они хорошо известны американскому народу - в конце концов, в этих предупреждениях нет ничего нового. Президенты бьют тревогу по поводу энергетической зависимости на протяжении десятилетий. Президент Никсон пообещал сделать нашу энергию - энергию нашей страны - независимой к концу 1970-х годов. Когда он говорил, мы импортировали около трети нашей нефти; мы сейчас импортируем больше половины.

Год за годом, десятилетие за десятилетием мы предпочитаем промедление решительным действиям. Жесткая идеология преобладала над здравой наукой. Особые интересы затмили здравый смысл. Риторика не привела к тяжелой работе, необходимой для достижения результатов. Наши лидеры повышают голос каждый раз, когда происходит скачок цен на газ, только для того, чтобы замолчать, когда цена падает на бензоколонке.

Теперь Америка оказалась на распутье. Окруженные американской почвой, ветром и солнцем, у нас есть ресурсы, чтобы измениться. Наши ученые, предприятия и рабочие способны двигать нас вперед. Мы должны выбрать, рискнуть ли опасность, которая сопутствует нашему текущему курсу, или воспользоваться обещанием энергетической независимости. Ради нашей безопасности, нашей экономики и нашей планеты мы должны иметь смелость и приверженность переменам.

Политика моей администрации состоит в том, чтобы обратить вспять нашу зависимость от иностранной нефти и одновременно построить новую энергетическую экономику, которая создаст миллионы рабочих мест. Мы не питаем иллюзий по поводу предстоящей задачи. Я не могу обещать быстрого решения; никакая единая технология или набор правил не справятся с этой задачей. Но мы возьмем на себя обязательство неуклонно, целенаправленно и прагматично стремиться к тому, чтобы Америка была свободна от нашей энергетической зависимости и наделена новой энергетической экономикой, которая заставит миллионы наших граждан работать.

Сегодня я объявляю о первых шагах на нашем пути к энергетической независимости, поскольку мы разрабатываем новые источники энергии, устанавливаем новые стандарты топливной эффективности и решаем проблемы выбросов парниковых газов. Каждый шаг начинает двигать нас в новом направлении, давая нам инструменты, которые нам нужно изменить.

Во-первых, мы должны предпринять смелые действия для создания новой американской энергетической экономики, которая создаст миллионы рабочих мест для наших людей. Американский план восстановления и реинвестирования, представленный Конгрессом, предусматривает первоначальный взнос в эту экономику. Это заставит работать 460 000 американцев с инвестициями в экологически чистую энергию и удвоит мощности по выработке альтернативной энергии в течение следующих трех лет. Он проложит 3000 миль линий электропередачи, чтобы доставить эту энергию во все уголки нашей страны. Это сэкономит налогоплательщикам 2 миллиарда долларов в год за счет повышения эффективности 75 процентов федеральных зданий. И это сэкономит работающим семьям сотни долларов на счетах за электроэнергию за счет утепления 2 миллионов домов.

Это импульс, который нужен нашей экономике, и новое начало, которого требует наше будущее. Принимая закон, Конгресс может действовать там, где Вашингтон снова и снова бездействовал в течение 30 лет. Нам нужно нечто большее, чем те же старые пустые обещания. Нам нужно показать, что на этот раз все будет иначе. Это время, когда американцы должны объединиться во имя нашего общего процветания и безопасности.

Во-вторых, мы должны обеспечить производство экономичных автомобилей завтрашнего дня прямо здесь, в Соединенных Штатах Америки. Повышение топливной эффективности наших легковых и грузовых автомобилей - один из наиболее важных шагов, которые мы можем предпринять, чтобы разорвать цикл зависимости от иностранной нефти. Это также поможет стимулировать инновации, необходимые для того, чтобы наша автомобильная промышленность не отставала от конкурентов по всему миру.

Мы начнем с внедрения новых стандартов для модельного года 2011, чтобы мы использовали меньше масла, а семьи имели доступ к более чистым и экономичным автомобилям и грузовикам. Это правило станет первоначальным взносом за более широкие и устойчивые усилия по снижению нашей зависимости от иностранной нефти. Конгресс принял закон о повышении стандартов до 35 миль на галлон к 2020 году. Это 40-процентное повышение топливной эффективности для наших легковых и грузовых автомобилей может сэкономить более 2 миллионов баррелей нефти каждый день - почти весь объем нефти, который мы импортируем. от Персидского залива.

В дальнейшем моя администрация будет работать на двухпартийной основе в Вашингтоне и с партнерами по отрасли по всей стране, чтобы выработать комплексный подход, который сделает нашу экономику сильнее, а нашу страну - более безопасной.

В-третьих, федеральное правительство должно работать со штатами, а не против них, чтобы сократить выбросы парниковых газов. Калифорния продемонстрировала смелое и двухпартийное лидерство, пытаясь выработать стандарты 21 века, и более дюжины штатов последовали ее примеру. Но вместо того, чтобы быть партнером, Вашингтон встал у них на пути. Этот отказ от лидерства создает риск создания запутанного и лоскутного набора стандартов, который наносит ущерб окружающей среде и автомобильной промышленности.

Дни, когда Вашингтон тянул за пятами, закончились. Моя администрация не будет отрицать факты, мы будем ими руководствоваться. Мы не можем позволить себе переложить ответственность или переложить бремя на государства. Вот почему я поручаю Агентству по охране окружающей среды немедленно рассмотреть отказ в удовлетворении запроса Калифорнии об отказе от прав и определить наилучший способ продвижения вперед. Это поможет нам создать стимулы для разработки новых источников энергии, которые сделают нас менее зависимыми от нефти, которая ставит под угрозу нашу безопасность, нашу экономику и нашу планету.

Продвигаясь вперед, мы будем полностью учитывать уникальные проблемы, стоящие перед американской автомобильной промышленностью, и деньги налогоплательщиков, которые теперь поддерживают ее. И позвольте мне внести ясность: наша цель - не обременять и без того испытывающую трудности отрасли. Это поможет американским автопроизводителям подготовиться к будущему. Это обязательство должно выходить за рамки краткосрочной помощи предприятиям и рабочим. Мы должны помочь им добиться успеха, создав автомобили завтрашнего дня и придав импульс динамичной и жизнеспособной отрасли на десятилетия вперед.

Наконец, мы дадим понять миру, что Америка готова вести за собой. Чтобы защитить наш климат и нашу коллективную безопасность, мы должны создать поистине глобальную коалицию. Я ясно дал понять, что мы будем действовать, но мир тоже должен действовать. Вот как мы откажемся от рычагов давления диктаторам и долларов террористам. И именно так мы обеспечим, чтобы такие страны, как Китай и Индия, выполняли свою роль, так же, как мы теперь готовы делать свою.

Пришло время Америке возглавить, потому что этот момент опасности необходимо превратить в момент прогресса. Если мы будем действовать, мы сможем создать новые отрасли и возродить старые; мы можем открывать новые фабрики и приводить в действие новые фермы; мы можем снизить затраты и оживить нашу экономику. Мы можем это сделать, и мы должны это сделать. Предстоит еще много работы. Нам предстоит еще многое сделать.

Но я хочу с самого начала прояснить, что мы сделали свой выбор. Америка не станет заложницей истощающихся ресурсов, враждебных режимов и потепления на планете. Мы не откажемся от действий, потому что действовать трудно. Пришло время сделать трудный выбор. Пришло время ответить на вызов на этом перекрестке истории, выбрав будущее, которое будет более безопасным для нашей страны, процветающим для нашей планеты и устойчивым.

Это мои приоритеты, и они отражены в указах, которые я собираюсь подписать. Большое вам спасибо за то, что вы здесь.


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ: Отчет администрации Обамы о правоприменении в сфере торговли

С самого первого дня президент Обама и его администрация энергично работали над созданием гораздо более эффективной системы принуждения к торговле. Результатом стал солидный послужной список побед в правоохранительных органах, которые помогают уравнять правила игры для американских рабочих и предприятий. Администрация привлекла все соответствующие агентства и использовала все имеющиеся в ее распоряжении инструменты для выявления, мониторинга, обеспечения соблюдения и решения всего спектра вопросов международной торговли, чтобы американские рабочие, фермеры и предприятия получали те выгоды, которые им причитаются в рамках нашей торговли. инвестиционных соглашений и предотвращения угрозы рабочим местам в США из-за несправедливой торговой практики.

  • АПостепенно преследуя - и побеждая - дела во Всемирной торговой организации:Сегодня торговый представитель США (USTR) начинает новую торговую акцию против Китая во Всемирной торговой организации (ВТО), направленную на несправедливые субсидии Китая для своей алюминиевой промышленности. Это 25-й вызов ВТО этой администрации и 16-й вызов только Китаю. Соединенные Штаты за последние восемь лет поставили перед ВТО больше проблем, чем любая другая страна. И мы победили в каждой из этих решенных задач.
  • Применение антидемпинговых и компенсационных пошлин к иностранным предприятиям и торговым партнерам по наивысшей ставке за 14 лет, что особенно важно для черной металлургии: Министерство торговли США, Таможенная служба и пограничная охрана (CBP) и Иммиграционно-таможенное управление (ICE) обеспечивают соблюдение 370 судебных приказов о средствах правовой защиты, касающихся демпинговых товаров или несправедливо субсидируемого импорта, и уравнивают правила игры для американских рабочих и предприятий.
  • В каждый из последних двух лет Commerce инициировала наибольшее количество новых расследований за 14 лет. Администрация работала с Конгрессом, чтобы закрепить за собой новые законодательные органы, которые существенно улучшат возможности нашего правительства по обеспечению соблюдения законов о торговле. Компания Commerce провела расследования и вынесла окончательные решения по важным делам, возбужденным американской сталелитейной промышленностью, обнаружив, что демпинговая наценка на некоторые товары из Китая достигает 620 процентов.
  • Дипломатическое взаимодействие для защиты трудовых прав, защиты окружающей среды и обеспечения соблюдения прав интеллектуальной собственности: Соединенные Штаты предприняли инициативы с нашими партнерами по соглашению о свободной торговле по укреплению прав трудящихся в Бахрейне, Бангладеш, Бирме, Колумбии, Гондурасе, Иордании, Панаме и других странах. Мы настоятельно призываем наших торговых партнеров эффективно выполнять экологические положения в наших соглашениях о свободной торговле для защиты окружающей среды и предотвращения незаконных рубок. Рамочные соглашения о торговле и инвестициях между Соединенными Штатами и более чем 50 торговыми партнерами и регионами по всему миру способствовали обсуждению вопросов усиления защиты прав интеллектуальной собственности (ПИС) и обеспечения их соблюдения. Мы также направляем международные инициативы по повышению осведомленности о важной роли прав интеллектуальной собственности в решении международных проблем, таких как контрафактные лекарства и интернет-пиратство, чтобы страны расследовали и преследовали в судебном порядке дела о нарушениях прав интеллектуальной собственности.
  • Борьба с избыточными производственными мощностями в промышленных секторах: Соединенные Штаты возглавили международную коалицию, которая объединила более тридцати стран, включая как членов G-20, так и основные страны-производители стали, не входящие в G-20, чтобы сформировать новый Глобальный форум по избыточным мощностям в черной металлургии. Глобальный форум, сопредседателем которого являются Соединенные Штаты, рассмотрит практику искажения рынка, которая отрицательно влияет на торговлю, сталелитейную промышленность и рабочих во всем мире. Кроме того, мы успешно заручились новыми важными обязательствами со стороны Китая, включая обязательство предпринять дальнейшие шаги помимо объявленных планов по постепенному сокращению избыточных мощностей, закрытию убыточных «предприятий-зомби» и обеспечению того, чтобы планы и политика центрального правительства не выполнялись. нацелена на чистое расширение мощностей в своей сталелитейной промышленности.
  • Создание более сильных правоохранительных органов и координации: Президент Обама работал с Конгрессом над принятием и подписанием двух новых законодательных актов: Закон об упрощении процедур торговли и обеспечении соблюдения правил торговли (также именуемое «таможенным» законодательством) и Американский закон об эффективности принуждения к торговле (также называемый «Законом о равных условиях»), каждый из которых укрепил наши инструменты для обеспечения справедливой конкуренции между нашими торговыми партнерами и зарубежными отраслями и соблюдением наших торговых законов. Благодаря этим новым властям Commerce, CBP и ICE получили возможность применять меры наказания для упорных импортеров, которые продолжают нарушать наши внутренние торговые законы, усилить проверку импорта на месте и продолжить расследование заявлений об уклонении от уплаты налогов на импорт.

Правоприменительные меры USTR

С самого начала своего правления президент Обама сделал обеспечение наших торговых прав своим главным приоритетом. С этой целью с 2009 года Соединенные Штаты подали в ВТО 25 исполнительных исков - больше, чем любой другой член ВТО за этот период. И Соединенные Штаты выиграли все решенные к настоящему времени вызовы, в том числе семь против одного только Китая. Данные по экспорту подтверждают, что эти победы в правоприменении приносят миллиарды долларов американским фермерам и производителям высокотехнологичной стали, самолетов и автомобилей, экспортерам солнечной энергии, передовым поставщикам услуг и многим другим. Чтобы обеспечить максимальную экономическую выгоду для американских рабочих и экспортеров, администрация продолжает использовать наши меры по принуждению к торговле, чтобы сделать упор на открытие крупных стратегических рынков, на которые мы можем экспортировать широкий спектр товаров и услуг, произведенных в Америке. Недавние примеры включают:

  • Победа Индонезии в создании барьеров для импорта сельскохозяйственной продукции: в декабре 2016 года группа экспертов ВТО встала на сторону США по всем претензиям, касающимся ограничительных импортных барьеров Индонезии для плодоовощной продукции, животных и продуктов животного происхождения. Соединенные Штаты успешно оспорили 18 мер Индонезии, поскольку они ограничивали или запрещали ввоз фруктов, овощей и мясных продуктов. Отмена этих ограничений может означать увеличение экспорта сельскохозяйственной продукции США в Индонезию на сотни миллионов долларов ежегодно.
  • Управление тарифными квотами на сельское хозяйство в Китае: в декабре 2016 года Торговый представитель США объявил о начале действия ВТО против Китая, направленного на введение тарифных квот (ТК) на рис, пшеницу и кукурузу. Китайские тарифные квоты позволяют ввозить в Китай определенные объемы риса, пшеницы и кукурузы по низкой ставке пошлины. Однако управление этими тарифами Китая не является прозрачным, предсказуемым или справедливым, а администрация Китая ограничивает импорт. Эта задача гарантирует, что Китай выполнит свои обязательства перед ВТО по обеспечению значимого доступа на рынки для экспорта зерна из США.
  • Дискриминационные налоговые льготы для самолетов в Китае: в октябре 2016 года USTR объявил, что Соединенные Штаты подтвердили прекращение Китаем дискриминационных налоговых льгот, которые давали преимущества некоторым самолетам, произведенным в Китае. Это объявление последовало за тем, как в декабре 2015 года Торговый представитель США объявил о начале действия ВТО против этих дискриминационных мер, которые охватывали широкий спектр самолетов отечественного производства, включая авиацию общего назначения, а также региональные и бизнес-джеты. Этим действием Соединенные Штаты выступили против нарушений Китаем основополагающих правил ВТО о недискриминации и прозрачности в этом стратегически важном секторе.
  • Победа в локализации солнечной энергии в Индии: в сентябре 2016 года Апелляционный орган ВТО согласился с предыдущим отчетом группы, в котором было установлено, что индийские правила «локализации» дискриминируют солнечные элементы и модули США, поскольку требуют использования индийских продуктов. Американский экспорт солнечной энергии в Индию упал на 90 процентов после вступления в силу запрещенных требований, и эта победа устранит дискриминацию в отношении американского экспорта солнечной энергии на рынке примерно в 1 миллиард долларов.
  • Победа европейских субсидий на воздушные суда: в сентябре 2016 года группа экспертов ВТО опубликовала отчет, в котором говорится, что Европейский Союз, Франция, Германия, Испания и Великобритания продолжают нарушать правила ВТО посредством субсидий, которые, как ранее было установлено ВТО, привели к неблагоприятным последствиям для Соединенные Штаты. Комиссия по соблюдению также обнаружила, что эти европейские правительства еще больше нарушили правила ВТО, предоставив более 4 миллиардов долларов нового субсидированного финансирования для A350 XWB, что привело к дополнительным неблагоприятным последствиям для промышленности США на десятки миллиардов долларов.
  • Поддержка правительства Китая в сфере сельского хозяйства: в сентябре 2016 года Торговый представитель США начал новую принудительную меру ВТО против чрезмерной поддержки фермеров Китаем. В 2015 году уровень поддержки, предоставленной Китаем через его программы «поддержки рыночных цен» на рис, пшеницу и кукурузу, почти на 100 миллиардов долларов превышал обязательства Китая перед ВТО. Устанавливая цены на рис, пшеницу и кукурузу намного выше рыночных, Китай поощряет перепроизводство фермерами, ставя в невыгодное положение американских фермеров, ищущих возможности экспорта в Китай.
  • Ограничения на сырье в Китае: в июле 2016 года USTR инициировал спор в ВТО против экспортных пошлин и квот Китая на различные формы девяти различных видов сырья. Это сырье является ключевым вкладом в производство различных продуктов «Сделано в Америке» из различных секторов, включая аэрокосмическую, автомобильную, электронную, химическую и т. Д.
  • Соглашение о демонстрационных базах в Китае: в апреле 2016 года, после того как Соединенные Штаты выступили с вызовом в ВТО, Китай согласился отменить свои запрещенные экспортные субсидии в рамках программы «Демонстрационные базы - Платформа общего обслуживания». Соглашение стало победой для американских рабочих, занятых в семи различных экспортных секторах, включая сельское хозяйство, текстиль и медицинскую продукцию, которые получат выгоду от более равных условий для конкуренции.
  • Проблема соблюдения требований в отношении птицеводства в Китае: в мае 2016 года Соединенные Штаты выступили против Китая в ВТО после того, как Китай не смог привести свои приказы AD / CVD в отношении импорта продуктов из куриного бройлера из США в соответствие с правилами ВТО. Соединенные Штаты оспорили введенные Китаем пошлины от имени американских производителей птицы и сотен тысяч людей, занятых в птицеводстве. Соединенные Штаты по-прежнему твердо привержены обеспечению того, чтобы Китай выполнял свои обязательства перед ВТО, и чтобы американские фермеры и рабочие могли конкурировать и побеждать на равных условиях в мировой экономике.
  • Китайские пошлины на высокотехнологичную сталь: в июле 2015 года Соединенные Штаты преобладали в вызове ВТО действий Китая по соблюдению требований после того, как в 2012 году ВТО было обнаружено, что пошлины Китая на высокотехнологичную сталь несовместимы с правилами ВТО. Эти несоответствующие ВТО пошлины привели к ежегодным экспортным убыткам американских экспортеров стали более 250 миллионов долларов. Проблема соблюдения США была первым случаем, когда какой-либо член ВТО инициировал процедуру ВТО, чтобы оспорить заявление Китая о том, что он выполнил неблагоприятные выводы ВТО. Китай отменил незаконные пошлины после вызова USTR.
  • Запреты на сельскохозяйственную продукцию в Индии: в июне 2015 года ВТО встала на сторону Соединенных Штатов в споре, оспаривающем запрет Индии на американские сельскохозяйственные продукты, такие как мясо птицы, яйца и живые свиньи, согласившись с тем, что меры Индии представляют собой ненаучные и дискриминационные ограничения. В решении подтверждалось, что ограничения в отношении птичьего гриппа в странах должны быть научно обоснованы, например, с учетом ограниченного географического воздействия вспышек, а не должны быть просто маскировкой для протекционизма.
  • Ограничения на лицензирование импорта в Аргентину: в январе 2015 года Соединенные Штаты одержали победу над Аргентиной в принудительном торговом праве, что повлекло за собой широко распространенные ограничения на импорт ряда американских товаров. Ограничения, введенные Аргентиной, затронули миллиарды долларов в экспорте США, включая энергоносители, электронику и оборудование, аэрокосмическую продукцию и запчасти, фармацевтические препараты, драгоценные инструменты и медицинские устройства, различные химические вещества, автомобили, запчасти для транспортных средств и сельскохозяйственную продукцию.
  • Китайские пошлины на внедорожники / автомобили. В июне 2014 года ВТО обнаружила, что Китай нарушил правила ВТО, наложив необоснованные дополнительные пошлины на американские автомобили и внедорожники. В 2013 году эти пошлины покрыли экспорт автомобилей США на сумму около 5,1 миллиарда долларов. Китай отменил незаконные пошлины после вызова USTR.

Другие принудительные меры. В дополнение к этим успехам в ВТО мы предприняли широкий спектр дополнительных принудительных мер для защиты окружающей среды, обеспечения защиты интеллектуальной собственности и защиты трудовых прав, чтобы американские рабочие конкурировали на равных условиях.

  • Проверка древесины в Перу: в феврале 2016 года Соединенные Штаты сделали первый запрос на проверку древесины в соответствии с Соглашением о содействии торговле между США и Перу (PTPA). В августе 2016 года Соединенные Штаты выпустили заявление, в котором анализируются общие выводы отчета правительства Перу о проверке и определены дополнительные области прогресса для Перу. Запрос служит важным инструментом оценки, который помогает гарантировать, что перуанские законы о лесном хозяйстве соблюдаются на протяжении всей цепочки поставок, а древесина, импортируемая в Соединенные Штаты, вырубается и экспортируется на законных основаниях.
  • Урегулирование экспорта сельскохозяйственной продукции в Южную Африку: Соединенные Штаты и Южная Африка договорились об устранении давних препятствий на пути ввоза сельскохозяйственной продукции из США в Южную Африку. Устранение этих несправедливых барьеров обеспечило американским фермерам, выращивающим птицу, свинину и говядину, доступ к важному рынку, в то же время предоставив южноафриканским потребителям возможность покупать и наслаждаться высококачественной американской сельскохозяйственной продукцией.
  • Защита прав интеллектуальной собственности в Гондурасе: в марте 2016 года Соединенные Штаты объявили о намерении Гондураса предпринять ряд действий по усилению защиты и защиты интеллектуальной собственности в Гондурасе. Новое обязательство последовало за внецикловым обзором защиты интеллектуальной собственности в Гондурасе, проведенным USTR в рамках отчета Special 301, и принесет пользу американскому сельскому хозяйству, творческим отраслям, телекоммуникациям, текстилю и одежде, а также другому экспорту США.
  • Меры в сфере труда Колумбии: USTR и Министерство труда работали с правительством Колумбии над указом президента, изданным в апреле 2016 года, чтобы помочь инспекторам расследовать и налагать потенциально очень значительные штрафы на работодателей, которые используют недобросовестные формы субподряда для нарушения трудовых прав. При строгом соблюдении этот указ мог бы оказать значительное влияние на положение рабочих и решить главную проблему, связанную с защитой прав рабочих в Колумбии.
  • Отчет NTE: в марте 2016 года USTR опубликовал отчет «Оценка национальных торговых барьеров» (NTE), который представляет собой ключевой компонент беспрецедентных усилий администрации по обеспечению соблюдения законов о торговле. Отчет служит руководством по торговым барьерам, налагаемым по всему миру, а также по работе, проделанной президентом Обамой по созданию более эффективной системы правоприменения, использующей ресурсы правительственных агентств.
  • Специальный отчет 301: в апреле 2016 года администрация Обамы представила свой Специальный отчет 301 за 2016 год, в котором представлен обзор глобального состояния прав интеллектуальной собственности и защиты прав и перечислены наиболее серьезные проблемы, с которыми сталкиваются американские создатели и владельцы интеллектуальной собственности.

Коммерческие действия AD / CVD и соблюдение торговых соглашений

Commerce, CBP и ICE в настоящее время исполняют 370 антидемпинговых (AD) / компенсационных пошлин (CVD) приказов, касающихся демпинговых товаров или несправедливо субсидируемого импорта. Из этих заказов 184 связаны с импортом стали и изделий из нее, что составляет почти половину всех действующих заказов. Заказы AD / CVD являются эффективным инструментом для оказания помощи американским компаниям и рабочим, пострадавшим в результате несправедливой торговой практики, и позволяют американским компаниям конкурировать на более справедливых и равных условиях. В этом году Commerce провела расследования и вынесла окончательные решения по важным делам, возбужденным американской сталелитейной промышленностью, в том числе по холоднокатаной, горячекатаной и коррозионно-стойкой стальной продукции, обнаружив демпинговую маржу до 620 процентов по некоторым видам продукции от Китай. После утвердительного определения материального ущерба Комиссией по международной торговле США, Commerce издает приказы AD / CVD. Результаты этих расследований и заказов на лечение заболеваний и сердечно-сосудистых заболеваний уже оказывают положительное влияние на американских рабочих. Недавние примеры включают:

  • Неориентированная электротехническая сталь. В октябре 2014 года Commerce издала окончательные положительные приказы об определении AD в отношении неориентированной электротехнической стали из Китая, Германии, Японии, Кореи, Швеции и Тайваня и окончательные положительные постановления об определении CVD в отношении неориентированной электротехнической стали из Китая и Тайваня. . Конечные показатели ССЗ достигают 158 процентов для импорта из Китая, а показатели AD достигают 407 процентов для импорта из Китая.
  • Коррозионностойкая сталь. В июле 2016 года Commerce выпустила заказы AD и CVD на импорт коррозионно-стойкой стали из Китая, Индии, Италии и Кореи, а также заказ AD на продукцию из коррозионно-стойкой стали из Тайваня. Пошлины AD до 210 процентов и пошлины CV до 241 процента были рассчитаны для импорта из Китая.
  • Холоднокатаная сталь. В июле 2016 года Commerce выпустила заказы AD и CVD на холоднокатаную сталь из Китая, а также заказ AD на холоднокатаную сталь из Японии. В сентябре 2016 года Commerce выпустила дополнительные заказы AD и CVD на холоднокатаную сталь из Бразилии, Индии и Южной Кореи, а также заказ AD на холоднокатаную сталь из Соединенного Королевства. Торговля установила итоговые пошлины AD до 265 процентов для Китая и окончательные пошлины CV на 265 процентов для Китая.
  • Горячекатаная сталь. В октябре 2016 года Commerce выпустила заказы AD и CVD на горячекатаный прокат из Бразилии и Южной Кореи и заказы AD на горячекатаный прокат из Австралии, Японии, Нидерландов, Турции и Великобритании. Пошлины AD достигают 33 процентов для импорта из Соединенного Королевства, а окончательные пошлины CV достигают 57 процентов для импорта из Кореи.
  • Пластина для резки по длине. В ноябре 2016 года Commerce опубликовала окончательные положительные заключения AD в отношении листового металла, нарезанного по длине, из Бразилии, Южной Африки и Турции. Пошлины AD составляли 94% для импорта из Южной Африки. В настоящее время компания Commerce проводит дополнительные исследования в отношении листового проката. В сентябре 2016 года Commerce выпустила утвердительное предварительное заключение о ССЗ в отношении листового проката из Китая с предварительными пошлинами на ССЗ в размере 210 процентов для всего импорта из Китая. В ноябре 2016 года Commerce выпустила предварительные утвердительные определения AD в отношении листового проката по длине из Австрии, Бельгии, Китая, Франции, Германии, Италии, Японии, Южной Кореи и Тайваня, при этом импортные пошлины AD достигают 131 процента. из Италии. Commerce планирует выпустить свои ожидающие окончательные решения к концу марта 2017 года.

Коммерция также управляет различными программами и имеет офисы для мониторинга работы торговых соглашений, а также для выявления и устранения несоблюдения иностранными правительствами обязательств по торговым соглашениям. Торговля управляет Программа соблюдения торговых соглашений, который занимается устранением нетарифных барьеров, которые влияют на американские компании, работающие за границей, отслеживает действия иностранных компаний по борьбе с заболеваниями и сердечно-сосудистыми заболеваниями против американских фирм, выступая от их имени за сохранение справедливого доступа к ключевым рынкам, а также отслеживает и выступает против практики иностранного государственного субсидирования, которая искажает торговлю и нарушает баланс игровое поле для американских компаний. В 2016 году Commerce успешно разрешила более 30 дел о соблюдении требований в отношении внешней торговли с нетарифными барьерами на общую сумму более 14 миллиардов долларов при сохранении экспортных поставок. Информационно-пропагандистские усилия Commerce также помогли добиться успешного прекращения 26 судебных разбирательств по вопросам внешней торговли в 2016 году, что повлияло на экспорт США примерно на 373 миллиона долларов.

Учитывая важность этих вопросов, Commerce учреждает Консультативный совет по соблюдению правил торговли и соблюдению требований (ACTEC), чтобы напрямую консультировать министра торговли по законам и государственной политике, касающимся соблюдения требований торговли, определять и рекомендовать программы, политику и действия, которые помогут торговле. в своих усилиях по обеспечению того, чтобы торговые партнеры США соблюдали свои обязательства по торговым соглашениям, и рекомендовать способы, с помощью которых политика и программы Commerce по обеспечению соблюдения торговых норм и соблюдения могут лучше поддерживать сильную торговую и производственную повестку дня и повышать коммерческую конкурентоспособность Соединенных Штатов.

Активизация усилий США по таможенной и пограничной охране стали

CBP работает вместе с партнерами в правительстве США, чтобы обеспечить строгое соблюдение наших торговых законов. Персонал CBP неустанно работает в 328 портах ввоза и по всему миру, чтобы не допустить попадания в торговлю США поставок несправедливо проданных товаров, включая сталь, которая выбрасывается на наши рынки или несправедливо субсидируется, а также товары, нарушающие права интеллектуальной собственности США. Поступая таким образом, CBP защищает экономику США от недобросовестной конкуренции и кражи американских инноваций и защищает людей, которые живут и работают в Соединенных Штатах, от рисков для здоровья и общественной безопасности, создаваемых контрафактными товарами. CBP продолжает сотрудничать с заинтересованными сторонами, чтобы гарантировать, что у них есть вся необходимая информация для законного импорта и экспорта своих товаров.

  • CBP недавно идентифицировал приблизительно Несоответствие AD / CVD на 7 миллионов долларов по поставкам стального листа из Китая, и увеличил размер непрерывных облигаций для трех импортеров стали.
  • Кроме того, CBP Операция Flatline вернула более 800000 долларов США в связи с обязанностями AD / CVD об импорте нержавеющего плоского проката из Китая.
  • CBP Целевая группа по торговому праву собрала более 1,5 миллиона долларов в счет неоплаченных пошлин AD / CVD. по импорту стали.
  • CBP имеет implemented a targeted approach to increase reviews of steel imports, which will provide a measure of the risk presented by steel imports, and identify targets for further enforcement.
  • CBP is requiring “live entry” for certain high-risk steel imports, meaning that all entry documents and duties are required to be provided before cargo is released by CBP into U.S. commerce.
  • CBP is partnering with the steel industry to deliver seminars for CBP, other U.S. government trade personnel (including Commerce and ICE), and customs brokers to provide participants with knowledge of industry operations and enhance understanding of how AD/CVD enforcement can best be implemented in the current trade environment. In Fiscal Year 2016, CBP and the U.S. steel industry conducted Steel Seminars in Laredo, Texas New Orleans, Louisiana Philadelphia, Pennsylvania Long Beach, California and most recently, in Detroit, Michigan. These seminars are scheduled to resume in early 2017 in Chicago, Illinois Houston, Texas Mobile, Alabama Newark, New Jersey and Seattle, Washington.
  • CBP’s Base Metals Center of Excellence and Expertise for trade enforcement, which is specifically focused on the steel sector, is now fully operational, where CBP’s industry experts work together to focus on outreach, targeting, and enforcement of steel imports.
  • CBP Laboratories and Scientific Services is directing funds to its network of laboratories, where CBP’s forensic and scientific arm uses state-of-the-art techniques to identify AD/CVD evasion.

Building International Pressure to Address Excess Capacity

We have made clear to our trading partners – in particular, China – that excess capacity in the steel, aluminum, and other industrial sectors is harmful to American manufacturers and an unsustainable drag on the global economy and that all major steel-producing nations must be committed to working together to eliminate policies that contribute to excess capacity, particularly in the steel industry.

Over two years, we have engaged through bilateral mechanisms such as the Joint Commission on Commerce and Trade (JCCT) and the U.S.-China Strategic and Economic Dialogue (S&ED) to press China to address industrial excess capacity. In February 2015, China publicly announced plans to reduce steelmaking capacity by 100 to 150 million metric tons over five years. At the S&ED meeting in June 2016, excess capacity was a key economic priority, and we successfully secured significant new commitments from China, including a commitment that it will take further steps beyond its announced plans to progressively reduce its excess capacity, close loss-making “zombie enterprises,” and ensure that central government plans and policies do not target the net expansion of capacity in its steel industry.

We have built a robust coalition of like-minded trading partners who share our concerns regarding excess capacity and are committed to addressing this issue. At the end of May 2016, G-7 Leaders committed to quickly take steps to address global excess capacity across industrial sectors, especially steel. And on June 29, 2016, North American Leaders announced broad customs cooperation to ensure robust trade enforcement at our borders, including increased information sharing on high-risk shipments.

On September 4-5, 2016, these steps contributed to President Obama’s successful efforts to secure a commitment from the Leaders of the G-20, which also represents the world’s largest steel producers, to establish a Global Forum on Steel Excess Capacity. The Global Forum is designed to help lead to a reduction in global excess steel capacity and production through the identification of market-distorting policies that sustain excess capacity, actions to make net reductions in capacity, and monitoring and accountability mechanisms. In addition, at their summit meeting on September 5, 2016, President Obama and Chinese President Xi recognized that excess capacity was a global issue requiring collective responses, and committed to enhance cooperation and communication on the issue. In addition, China committed to take effective steps to address the challenges so as to enhance market function and encourage adjustments. China further committed to implement changes to its bankruptcy practice to facilitate market exit of failing firms and further improving its bankruptcy administrator systems to address excess capacity.

Consistent and concerted international engagement over 2016 yielded these milestones:


United States Challenges Canadian Trade Measures That Discriminate Against U.S. Wine

WASHINGTON, DC – United States Trade Representative Michael Froman announced today that the Obama Administration has launched a new trade enforcement action against Canada at the World Trade Organization (WTO). Today’s action challenges British Columbia’s (BC) regulations that discriminate against the sale of U.S. wine in grocery stores. These regulations appear to breach Canada’s WTO commitments and have adversely impacted U.S. wine producers. Today’s action marks the 26 th trade enforcement challenge the Obama Administration has launched at the WTO. The United States has won every one of those complaints that has been decided so far.

The BC regulations being challenged by the Office of the United States Trade Representative (USTR) discriminate against U.S. and other imported wine by allowing only BC wine to be sold on regular grocery store shelves. These regulations exclude all imported wine from this new and growing retail channel for wine sales in BC. Such discriminatory measures limit sales opportunities for U.S. wine producers and provide a substantial competitive advantage for BC wine.

“American winemakers produce some of the highest-quality, most popular wines in the world. When U.S. wine producers have a fair shot at competing on a level playing field, they can compete and win in markets around the globe,” said Ambassador Froman. “The discriminatory regulations implemented by British Columbia intentionally undermine free and fair competition, and appear to breach Canada’s commitments as a WTO member. Canada and all Canadian provinces, including BC, must play by the rules. This Administration is continuing to fight to level the playing field for American producers and workers, so that we can continue to grow our economy and support quality jobs across the United States.”

"American winemakers have found increasing success in export markets like Canada," said Acting Agriculture Secretary Michael Scuse. "However, we could be doing even better. In British Columbia the local wines get an unfair advantage because they can be sold on grocery store shelves, while U.S. wines cannot. The United States simply seeks equal opportunities to market our wines, consistent with Canada's international obligations."

The discriminatory BC regulations negatively affect U.S. winemakers by effectively denying them access to BC grocery store shelves, a new and growing retail channel.

Additional Background Information about Today’s Challenge

The United States is challenging BC regulations that were amended in April 2015 to permit the sale of wine in grocery stores. The amended regulations provide two options for grocery stores to sell wine. Under the “wine on shelf” option, a grocery store may sell wine anywhere within the grocery store, but only BC wine may be sold on grocery store shelves.

Imported wine may only be sold in grocery stores under a “store within a store” option. Under the “store within a store” option, wine sales must be conducted in a “wine store” that is physically separated from the grocery store, has controlled access, and separate cash registers from the grocery store’s cash registers. As a “store within a store”, a grocery store may sell both BC wine and imported wine.

Public reports indicate that a number of grocery stores are already selling BC wine on their shelves under the “wine on shelf” option. However, we are not aware of any grocery stores selling wine pursuant to the more costly “store within a store” option. BC’s regulations limit choices and raise costs for Canadian fine wine lovers.

Consultations are the first step in the WTO dispute settlement process. If the United States and Canada are not able to reach a mutually agreed solution through consultations, the United States may request that the WTO establish a dispute settlement panel to examine the matter.


U.S. Department of State

More information about Nigeria is available on the Nigeria Page and from other Department of State publications and other sources listed at the end of this fact sheet.

The United States established diplomatic relations with Nigeria in 1960, following Nigeria&rsquos independence from the United Kingdom. From 1966-1999 Nigeria experienced a series of military coups, excluding the short-lived second republic between 1979-1983. The 30-month long civil war, which ended in January 1970, resulted in 1-3 million casualties. Following the 1999 inauguration of a civilian president, the U.S.-Nigerian relationship began to improve, as did cooperation on foreign policy goals such as regional peacekeeping.

Nigeria is the largest economy and most populous country in Africa with an estimated population of more than 170 million and an estimated gross domestic product of 510 billion USD in 2013. Nigeria's economic growth has been largely fueled by oil revenues. Despite persistent structural weaknesses such as a deficient transportation infrastructure, the Nigerian economy grew briskly over the past decade. The growth rate slowed in 2014 and 2015, owing in large part to the fall in oil prices. The gains from economic growth have been uneven, as more than 60 percent of the population lives in poverty. During March and April of 2015, for the first time in the country&rsquos history, an opposition party won the presidency and control of the National Assembly in generally clean and transparent presidential, legislative, and state-level elections. Although the country conducted successful elections in 2015, it faces formidable challenges in consolidating democratic order, including terrorist activities, sectarian conflicts, and public mistrust of the government. Nigeria has yet to develop effective measures to address corruption, poverty, and ineffective social service systems, and mitigate the violence.

Since 2010, under the U.S.-Nigeria Binational Commission (BNC), a forum for focused, high-level discussions, the two countries have met regularly. These meetings have focused on key areas of mutual interest, including good governance, transparency, and integrity energy and investment regional security the Niger Delta and agriculture and food security. In July 2015, President Obama hosted President Muhammadu Buhari of Nigeria in the Oval Office to express U.S. commitment to strengthening and expanding our partnership with Nigeria&rsquos new government (https://www.whitehouse.gov/blog/2015/07/21/president-obama-s-meeting-nigerian-president-muhammadu-buhari). President Obama made clear that the United States is prepared to increase support for a holistic effort by the Government of Nigeria to counter Boko Haram one that protects human rights and brings together security and development tools to defeat Boko Haram and eliminate the factors that fuel extremism. President Obama and President Buhari also discussed what it will take to strengthen Nigeria&rsquos economy, including a comprehensive approach to tackling corruption and reforming Nigeria&rsquos energy sector. On March 30, 2016, the United States-Nigeria BNC met again in Washington, D.C. to advance our overall relationship and spur joint action on key issues. As outlined in the BNC Joint Communique, the three areas of focus were security cooperation, economic growth and development, and governance and democracy.

U.S. Assistance to Nigeria

The United States seeks to help improve the economic stability, security, and well-being of Nigerians by strengthening democratic institutions, improving transparency and accountability, and professionalizing security forces. U.S. assistance also aims to reinforce local and national systems build institutional capacity in the provision of health and education services and support improvements in agricultural productivity, job expansion in the rural sector, and increased supplies of clean energy. A partnership among the U.S., the United Kingdom, Nigeria, and international organizations to focus on improved governance, non-oil economic growth, and human development ensures closer coordination of donor activities, more effective support, and greater impact for ordinary citizens.

Bilateral Economic Relations

The United States is the largest foreign investor in Nigeria, with U.S. foreign direct investment concentrated largely in the petroleum/mining and wholesale trade sectors. U.S. exports to Nigeria include wheat, vehicles, machinery, oil, and plastic. Nigeria is eligible for preferential trade benefits under the African Growth and Opportunity Act (AGOA). U.S. imports from Nigeria include cocoa, rubber, returns, antiques, and food waste. The United States and Nigeria have signed a bilateral trade and investment framework agreement. In January 2016, U.S. Secretary of Commerce Penny Pritzker visited Nigeria to kick-off a fact-finding mission with senior U.S. business executives who comprise President Obama&rsquos Advisory Council on Doing Business in Africa. The Council&rsquos visit underscored the broad U.S. commitment by both government and the private sector to advance economic engagement with Nigeria. The BNC meeting of March 30, 2016 noted the U.S. and Nigerian Governments&rsquo pledge to work together to ensure maximum utilization of current programs to promote trade and investment, including AGOA and the bilateral trade and investment framework agreement.

Nigeria's Membership in International Organizations

Nigeria and the United States belong to a number of the same international organizations, including the United Nations, International Monetary Fund, World Bank, and World Trade Organization. Nigeria also is an observer to the Organization of American States.

Bilateral Representation

The position of U.S. Ambassador to Nigeria is currently vacant the Charge d&rsquoAffaires is Martin Brennan. Other principal embassy officials are listed in the Department's Key Officers List.

Nigeria maintains an embassy in the United States at 3519 International Place, NW, Washington, DC 20008, (tel: 202-986-8400).

More information about Nigeria is available from the Department of State and other sources, some of which are listed here:


_______

An image was shared on Facebook here that claimed “0 deaths, Public Health Emergency Declared” during the “2020 Coronavirus” under President Trump. It compared this to the Swine Flu outbreak in 2009, over which the post claimed “1,000 deaths, Public Health Emergency Declared” under President Obama.

A public health emergency for Swine Flu, also known as H1N1, was declared on April 26, 2009 by the Obama administration with no deaths in the U.S. (see here ). While Obama personally declared H1N1 an emergency in October 2009, when over a thousand had died (see here ), the “Secretary of Health and Human Services first declared a public health emergency” on April 26, 2009. Statements that say Obama and his administration waited until 1,000 had died before declaring an emergency often ignore this April 26, 2009 Government announcement (see it here ). The claim that there were 1,000 deaths when a public health emergency was declared under Obama’s administration was therefore false.

On January 27, 2020, a public health emergency was declared for the new coronavirus outbreak, or COVID-19, in the U.S. by the Trump administration by Health and Human Services Secretary Alex Azar (see here ). At this time, there were no deaths in the United States. The claim that there were no deaths when a public health emergency was declared under Trump’s administration was therefore true.

According to the CDC, from April 2009 to April 2010, the H1N1 outbreak resulted in 12,469 deaths in the U.S. (see here ). The 2020 coronavirus (COVID-19) had over 4,000 deaths around the world as of March 10, 2020. As of March 10, 2020, there have been 25 deaths in the U.S. (see here ). The first person to die from the coronavirus in the U.S. died in late February 2020 (see here ). Since then, deaths have been recorded in 36 states including the District of Columbia, as of March 10, 2020 (see here ).

The claim tallied deaths attributed to H1N1 and COVID-19 at the time of a public health emergency being declared respectively. Obama’s administration declared a public health emergency prior to any deaths, so the photograph’s claim was false Trump’s administration also declared a public health emergency prior to any deaths, correctly depicted in the photograph.


Obama's economic failures outweigh successes

After eight years in the White House, President Barack Obama&rsquos economic legacy shows some successes but these are largely overshadowed by failures.

Increased employment, stricter financial regulation following the Wall Street scandals that fueled the 2008 financial crisis and cleaner energy stand out as areas in which the 44th president succeeded.

Less illustrious have been his policies to boost growth, international trade deals and healthcare reform, while attempts to tackle tax reform, public debt and income inequality stand out as his administration&rsquos main economic failures.

When Obama was elected in November 2008, the U.S. was going through one of the biggest financial crises the world had seen. Financial institutions that had stood as bywords for American business, such as Lehmann Brothers, were bankrupt and hundreds and thousands of people out of work and homeless.

In his first year in office, the U.S. economy shrunk by 2.8 percent -- its worst annual performance since World War II.

The government initiated an $800 billion stimulus plan -- the American Recovery and Reinvestment Act -- to revive the economy and the Federal Reserve lowered its benchmark interest rate to 0 percent and launched a $600 billion asset purchasing program.

Expansionary fiscal and monetary policies helped the economy recover and grow an average of 1.5 percent between 2009 and 2016 but despite surviving recession such low levels of growth proved disappointing to most economic observers.

This led to Donald Trump&rsquos highly critical election campaign claim that the U.S. had experienced the &ldquoslowest growth since 1929&rdquo under Obama. He later added that Obama had been the &ldquofirst president in modern history not to have a single year of 3 percent growth.&rdquo

Some experts, however, have argued that the slow pace of growth was not a result of policy but more the impact of the financial crisis and weakness of the global economy.

Obama supporters have countered that job creation was the shining light of his presidency&rsquos economic achievements and point to 15.5 million new jobs created in the 80 months since February 2010. However, others say this private sector job creation came as public sector employment fell.

In mid-2009, the unemployment rate stood at 10.3 percent, its highest level in 26 years. This fell to below 5 percent earlier this year.

However, the administration, hampered by a Republican majority in Congress, failed to raise federal minimum wages as promised. It was not until February 2014 that Obama was able to raise government employees&rsquo wages through an executive order.

Despite steering the economy away from recession and adding new jobs, the country&rsquos economic gains were not distributed as evenly as Obama had pledged.

Last year, the U.S. had the worst income inequality in the world with a Gini coefficient -- the most common measure of inequality -- of 80.65, where 0 represents perfect equality and 100 means perfect inequality, according to Allianz&rsquos Global Wealth Report.

The average household income fell steadily between 2007 and 2014 -- a statistic largely blamed on the failure of Obama&rsquos middle-class-focused policies.

In the area of financial regulation, Obama imposed the Dodd-Frank Act to curtail risky Wall Street behavior and address irresponsible and overly risky practices in areas such as the highly complex derivatives market.

However, even this positive has been accused of having a negative impact on the economy and strangling growth.

&ldquoThe Dodd-Frank Act. imposed very restrictive regulation on the financial system,&rdquo Peter J. Wallison, a senior fellow at the American Enterprise Institute, told Anadolu Agency.

Wallison said the act was &ldquolargely responsible for the historically slow growth of the U.S. economy in recovering from the financial crisis and the recession that followed&rdquo. In turn, these poor levels of growth caused a slump in the world economy.

However, the stock market has indicated benefits from Obama&rsquos time in office with the three main share indexes showing gradual increase over his presidency.

The Dow Jones stood at around 8,000 points at the time of Obama&rsquos January 2009 inauguration while the S&P 500 was at 840 points and the Nasdaq was at around 1,500 points. The indexes not only rose but reached record-high levels in recent days.

The Dow reached 19,000 points for the first time in history on Tuesday. The S&P climbed above the threshold of 2,200 points and the Nasdaq hit nearly 5,400 points.

Wallison, however, put the current high levels as the market&rsquos enthusiasm for Trump&rsquos pledges to repeal or reform Obama&rsquos programs.

One area where Obama fulfilled his promises was in increasing the volume of American exports.

U.S. exports fell 15 percent to $1.58 trillion in 2009 but managed to increase steadily in the following years, reaching $2.34 trillion in 2014, according to the Department of Commerce.

Among the bilateral trade deals signed by Obama were agreements with South Korea, Colombia and Panama.

However, grander schemes such as the Trans-Pacific Partnership (TPP) signed this year by 12 Pacific Rim countries and the ongoing Transatlantic Trade and Investment Partnership (TTIP) negotiations are regarded as failures.

Trump said Monday that he would take the U.S. out of the TPP in his first 100 days in office, and German Chancellor Angela Merkel said last week that the TTIP talks were finished when Trump was elected.

&ldquoNothing the Obama administration did meaningfully influenced the terms of trade between the U.S. and the world,&rdquo Scott Miller, a senior adviser at the Center for Strategic and International Studies, said.

&ldquoTherefore, we missed out the growth that would have been available by improvement in terms of trade. That's a small part of the overall sluggishness of the U.S. economy during the president&rsquos tenure.&rdquo

Miller said Obama had embraced the principles of free trade but negotiations on the TTIP had failed to produce any meaningful agreements. &ldquoThere's not much of a legacy,&rdquo he told Anadolu Agency.

During his 2008 election campaign, Obama promised to improve the well-being of the middle class through tax reform. He also planned to tighten tax loopholes in American overseas territories and increase income tax for high-income individuals. The reforms were projected to increase public income by $210 billion.

Most of these plans ended in compromise or failure and his plan to create a $10 billion fund to help homeowners refinance or sell their homes also was not realized, despite creating a $800 billion stimulus package for the economy and major American financial corporations.

Similarly, a proposal to create automatic pension enrollment, create pension savings tax credit for those on low incomes and end income tax for seniors making less than $50,000 a year also failed.

Tax deductions for lower-income families and child credit reforms also had to be shelved.

With the Affordable Care Act -- more popularly known as Obamacare -- around 40 million Americans were given health insurance and the number of Americans without health insurance dropped from 15.7 percent to 9.2 percent during Obama&rsquos presidency, according to the Centers for Disease Control and Prevention.

The scheme was challenged relentlessly by Republicans on issues ranging from constitutional rights to costs. Criticism grew about Obamacare after the Department of Health and Human Services announced last month that some premiums would jump 25 percent next year. Since then, a significant number of insurance companies have left the Obamacare Marketplace.

However, Obamacare resulted in an anticipated $1.76 trillion rise in federal spending by 2025, according to the Congressional Budget Office. Trump has repeatedly promised that he would repeal Obamacare and replace it with "something wonderful."

Federal spending and government debt rose significantly during Obama&rsquos two terms.

Public debt went from $10.6 trillion to $19.9 trillion over the eight years, according to the U.S. Treasury Department.

Federal spending jumped more than 10 percent during the period, most of which was a result of Medicare for senior citizens and Medicaid for low-income citizens.

Obama is expected to leave a government debt of $20 trillion to Trump at the end of January.

The energy sector has also seen a number of changes during Obama&rsquos presidency following his commitment to reduce dependency on foreign energy sources and increase the use of renewables.

Thanks to the shale revolution, domestic oil production nearly doubled from 5 million barrels per day in 2008 to 9.6 million bpd in mid-2015, according to the Energy Information Administration.

As American dependency on foreign oil producers fell by 50 percent during that period, Obama doubled the country&rsquos renewable energy capacity and increased the use of clean energy sources.

As oil production rose, his administration concentrated on the environment.

The controversial Keystone XL pipeline to carry Canadian crude south sat on Obama&rsquos desk for six years and despite congressional approval, it was vetoed by Obama three times.

The president also had a major role in initiating the Paris Climate Agreement signed by 193 countries last year to reduce carbon emissions. However, Trump has called climate change a "hoax," and has promised to withdraw the U.S. from the agreement.

Elected with high hopes in 2008, Obama managed to save the economy from recession, but his policies failed to create higher growth rates.

Tax reform and middle-class policies largely failed to make any positive impact. His health reforms, which were thought to revolutionize the American health insurance sector, left a massive public debt.

Although his election promises looked good, it was weak policy actions and Republican challenges in Congress which left most of his commitments incomplete or unrealized.

President Obama tried to establish new trade links with TPP and ongoing TTIP negotiations, but there is not much he can do when President-elect Donald Trump withdraws the U.S. from those.

&ldquoObamacare&rdquo is also very likely to be repealed under Trump, leaving Obama's healthcare legacy undone.

Nevertheless, he will be remembered as the president who managed to pull the U.S. economy out of one of the worst recessions the world has ever seen, and increased employment for his people.

It will, perhaps, take a decade to look back and revisit Obama's economic legacy and the things he tried to do for his country.


The General Motors Bankruptcy Plan

Details of the government&aposs involvement in, and approval of, GM&aposs bankruptcy plan, (formulated by Treasury Secretary Geithner, the Auto Worker&aposs Unions, (UAW), and technically, GM&aposs management), that were submitted to the Bankruptcy Court for approval were the determining factors deciding whether GM would be forced to liquidate, or allowed to file under Chapter 11 terms and emerge from the filings as a new company - to continue in business.

But in fact, it was a completely new process that the bankruptcy courts had never dealt with before - a government-subsidized reorganization plan that the court could only tinker with, and then rubber-stamp its approval.

The winners and losers of the Government&aposs plan for GM bankruptcy hearing

This is where the administration&aposs involvement is most clear.

  1. U.S. Government buys 60% share of the New GM company for $30.1 billion - giving GM the necessary "debtor in possession" funds reserve that the court required in order to consider a Chapter 11 filing
  2. The AWU&aposs, (Auto Worker&aposs Unions - UAW and others), received a 17% ownership stake in GM, (65% in Chrysler), in lieu of the money GM owed for union health and pension commitments. At the time this equated to about 40 cents on the dollar, but in reality stock shares could be sold at levels that would not only make the health and pension funds whole - but possibly generate a profit. *Примечание: Unions made an initial stock sale, (a portion of their shares), right after the IPO, at a rate that generated a $4 billion profit to the funds
  3. Private secured investors were given a settlement agreement at the rate of 29 cents on the dollar. *Note: these "private investors" also included investment funds composed of other union pension funds, like the Federated Teachers Association - which naturally screamed foul and went to court - where they failed to find relief.
  4. **It should be noted that established contract law required secured creditors be paid first, but President Obama&aposs administration simply ignored this legal requirement and gave the unsecured union creditors first position - leaving whatever might be left for the secured investors.
  5. Common-share stock holders were completely wiped out. When GM emerged from bankruptcy, all shares in the "old" GM were worthless since the "old" GM didn&apost exist anymore
  6. GM was allowed to retain a $45 billion business-loss tax credit, carried forth from the "old" GM to the "New" GM - a practice unheard of in bankruptcy proceedings, essentially adding a $45 billion "gift" to off-set tax liabilities of the new company.
  7. Delphi, a parts supplier network and GM spinoff, had all GM debt to it cancelled. Treasury Secretary Timothy Geithner also decided to cut pensions liabilities for salaried non-union employees to expedite GM’s emergence from bankruptcy.

There are many more GM bankruptcy plan details of course, but these are the biggies, and as with the TARP bailout amounts, more information is readily available from other sources.


Trump boasts the economy reached historic heights during his first term. Here are 9 charts showing how it stacks up to the Obama and Bush presidencies.

The American economy is in shambles, the result of a pandemic which ended a decade-long stretch of growth and caused a historic wave of job losses earlier this year.

With less than two weeks to go until Election Day, voters are deciding which candidate they want to put it back together.

So far, the economy has regained just over half of the 22 million jobs lost from February to April. Both the Democratic nominee Joe Biden and President Donald Trump have made opposing cases to rebuild from the wreckage.

Biden argues the catastrophic public health response from the Trump administration deepened the economic downturn, setting the stage for a highly uneven recovery between the wealthiest Americans and everyone else. He's unveiled plans to smother the virus and get people safely back to work.

Meanwhile, Trump boasts the economy had reached historic heights before the pandemic, even though it was growing just slightly above the same rate as his immediate predecessors. The president contends he can restore that progress, promising lower taxes and deregulation without specifying further.

Still, experts say presidents wield only limited power on the economy's trajectory.

"It's true the president is probably the single most powerful person with the most influence over it," Aaron Sojourner, a former White House economist who served both the Obama and Trump administrations, told Business Insider. "But nobody has very much control over it."

Here are nine charts that illustrate the state of the economy going back two decades and how Trump stacks up compared to his two predecessors, Barack Obama and George W. Bush.


Barack Obama

The US and Iran progressing toward a new Iran Deal — so why is Netanyahu so restrained?

'Justice' but still ɺ long way to go': Reaction to Chauvin conviction

Here are some initial reactions to the verdict:

Biden, Harris deliver remarks on Derek Chauvin verdict, Obama reacted

Former President Barack Obama, the first and only black president in US history, also reacted to the guilty verdict in the case, releasing a joint statement along with his wife, Michelle.

Former US president Obama's grandmother, Sarah, dies at 99

"My family and I are mourning the loss of our beloved grandmother, Sarah Ogwel Onyango Obama, affectionately known to many as “Mama Sarah” but known to us as �ni” or Granny" - Barack Obama.

US senators push for broader Iran deal, not return to nuclear pact

"Democrats and Republicans may have tactical differences, but we are united on preventing an Iranian nuclear weapon and addressing the wide range of Iranian behavior."

Smotrich is the 'Iron Dome' Netanyahu needs to stay in power - opinion

With our corona-weakened economy, it will be even harder for Israel to resist Biden’s forthcoming demands than it was to resist Obama’s past demands.

Donald Trump figurine in wax museum put away as visitors keep punching it

If wax figurines are damaged at this wax museum, they are usually sent to the factory for repairs. However, due to the coronavirus pandemic, this was not an option with the Trump dummy.

Ex-Netanyahu adviser: We have to stop Iran’s race to the bomb

JPost One-on-One weekly 'Zoomcast': Lahav Harkov with former acting national security adviser Jacob Nagel - Episode 10

Former US presidents Obama, Bush, Clinton, Carter promote vaccine in new ad

"The science is clear. These vaccines will protect you and those you love from this dangerous and deadly disease," said President Bush in one of the PSAs with Obama and Clinton.

Sherman: Biden interested in rejoining Iran nuclear agreement

“We are in a very different place, the geopolitics are different” in 2021 than in 2015, Sherman said.


Sotomayor, Obama and Presidential Power

And the streak continues. If, as news reports indicate (and the formal announcement should come within a few minutes) Obama will nominate federal New York appeals court judge Sonia Sotomayor to replace David Souter on the Supreme Court, it will make it 17 of the last 20 nominees (by my unofficial count), dating back to Nixon’s administration, who were sitting federal appellate judges prior to being nominated to join the Supreme Court. (This includes unsuccessful nominees). In the end, despite expressing sympathy with Senator Leahy’s preference to choose a justice from outside the “judicial monastery”, Obama chose to play it safe. The key phrase is: “Administration officials say Sotomayor would bring more judicial experience to the Supreme Court than any justice confirmed in the past 70 years.” Not elected experience – not experience in how the executive branch, or Congress, or the federal bureaucracy works. She was selected – as has been the case with the last 10 justices in a row nominated for the highest court – for her judicial credentials. I will leave it to others with more expertise than I to judge the merits of Sotomayor’s selection, but I note that the decision almost certainly turned on more than her judicial expertise. It was also almost certainly influenced by Obama’s recognition of the symbolic aspect of his choice of, and the potential political payoffs that will accrue from appointing, an Hispanic woman.

For the record, here’s a list of all Supreme Court nominees dating back to FDR’s presidency. Note the shift away from practicing politicians toward federal appellate justices during the last three decades – I’ve put the practical politicians in bold. From this perspective, Sotomayor represents anything but change.

Positions Held by Supreme Court Nominees at the Time of Their Nominations, 1937-2009 (Adapted from data gathered by David Yalof).

Appointing President

Position Held

Stanley Reed

William 0. Douglas

Frank Murphy

James Byrnes

U.S. Supreme Court associate justice

Robert Jackson

Harold Burton

Fred Vinson (C.I.)

Tom C. Clark

Earl Warren (C.I.)

Byron White

Arthur Goldberg

Private practice, presidential adviser

Thurgood Marshall

U.S. Supreme Court Associate Justice

Homer Thornberry (withdrew)

Clement Haynsworth (rejected)

G. Harrold Carswell (rejected)

William Rehnquist

U.S. Supreme Court associate justice

Douglas Ginsburg (withdrew)

As for Sotomayor, from here the path toward almost certain confirmation goes as follows: the Senate Judiciary Committee is slated to hold hearings sometime this summer (this involves both written depositions and of course open hearings), which should lead to formal Senate approval before Congress adjourns for its summer recess in early August. So Sotomayor will likely take her seat in time for the start of the new Court session on October 5. (I talk briefly about the likely politics of the nomination process below).

What is of more interest to me, however, is what her selection reveals about the basis of presidential power. Political scientists, like baseball writers evaluating hitters, have devised numerous means of measuring a president’s influence in Congress. I will devote a separate post to discussing these, but in brief, they often center on the creation of legislative “box scores” designed to measure how many times a president’s preferred piece of legislation, or nominee to the executive branch or the courts, is approved by Congress. That is, how many pieces of legislation that the president supports actually pass Congress? How often do members of Congress vote with the president’s preferences? How often is a president’s policy position supported by roll call outcomes? These measures, however, are a misleading gauge of presidential power – they are a better indicator of congressional power. This is because how members of Congress vote on a nominee or legislative item is rarely influenced by anything a president does. Although journalists (and political scientists) often focus on the legislative “endgame” to gauge presidential influence – will the President swing enough votes to get his preferred legislation enacted? – this mistakes an outcome with actual evidence of presidential influence. Once we control for other factors – a member of Congress’ ideological and partisan leanings, the political leanings of her constituency, whether she’s up for reelection or not – we can usually predict how she will vote without needing to know much of anything about what the president wants. (I am ignoring the importance of a president’s veto power for the moment.)

Despite the much publicized and celebrated instances of presidential arm-twisting during the legislative endgame, then, most legislative outcomes don’t depend on presidential lobbying. But this is not to say that presidents lack influence. Instead, the primary means by which presidents influence what Congress does is through their ability to determine the alternatives from which Congress must choose. That is, presidential power is largely an exercise in agenda-setting – not arm-twisting. And we see this in the Sotomayer nomination. Barring a major scandal, she will almost certainly be confirmed to the Supreme Court whether Obama spends the confirmation hearings calling every Senator or instead spends the next few weeks ignoring the Senate debate in order to play Halo III on his Xbox. That is, how senators decide to vote on Sotomayor will have almost nothing to do with Obama’s lobbying from here on in (or lack thereof). His real influence has already occurred, in the decision to present Sotomayor as his nominee.

If we want to measure Obama’s “power”, then, we need to know what his real preference was and why he chose Sotomayor. My guess – and it is only a guess – is that after conferring with leading Democrats and Republicans, he recognized the overriding practical political advantages accruing from choosing an Hispanic woman, with left-leaning credentials. We cannot know if this would have been his ideal choice based on judicial philosophy alone, but presidents are never free to act on their ideal preferences. Politics is the art of the possible. Whether Sotomayer is his first choice or not, however, her nomination is a reminder that the power of the presidency often resides in the president’s ability to dictate the alternatives from which Congress (or in this case the Senate) must choose. Although Republicans will undoubtedly attack Sotomayor for her judicial “activism” (citing in particular her decisions regarding promotion and affirmative action), her comments regarding the importance of gender and ethnicity in influencing her decisions, and her views regarding whether appellate courts “make” policy, they run the risk of alienating Hispanic voters – an increasingly influential voting bloc (to the extent that one can view Hispanics as a voting bloc!) I find it very hard to believe she will not be easily confirmed. In structuring the alternative before the Senate in this manner, then, Obama reveals an important aspect of presidential power that cannot be measured through legislative boxscores.

Of perhaps greater significance – not one of you predicted Sotomayor’s nomination, and thus no one is the recipient of an “It’s the Fundamentals, Stupid!” T-Shirt. I am deeply, deeply disappointed in all of you. If it were in my power, those diplomas that were handed out in the pouring rain would be rescinded. What kind of an education did you pay for? I’m shocked…SHOCKED!

ADDENDUM: Conor Shaw did, in fact, predict the Sotomayer nomination, and for precisely the right reasons, in my view (although he did try to slip in a second choice as well!) My apologies to Conor for overlooking his victory. He has singlehandedly restored my faith in the efficacy of a Middlebury College education! Conor – send me your t-shirt size…


Смотреть видео: 2009: Obamas historical inauguration